<

Большевики знали, что Французская революция закончилась Наполеоном, и боялись, что их революция окончится подобным же образом. Поэтому они не доверяли Троцкому, среди других их вождей он был более всего похож на Наполеона, и верили Сталину, который, менее всего, напоминал Наполеона. Но этот процесс может работать и в обратном направлении. Экономист, который, исходя из научного анализа существующих экономических условий, предсказывает приближающийся подъем или спад, может, если его авторитет велик и его  аргументы  убедительны,  внести    самим    фактом своего  предсказания   вклад   в   возможность  совершения   события, которое он  предугадал.

Политолог, который в силу исторических наблюдений питает убеждение в том, что деспотизм — краткосрочен, может внести вклад в падение деспота. Каждый знаком с поведением кандидатов на выборах, которые предсказывают собственную победу с сознательной целью  обеспечить  наиболее  вероятное    выполнение    своих предсказаний.  По-видимому, экономисты,  политологи  и  маги, когда они дерзают делать предсказания, иногда побуждаются к этому неосознанной надеждой ускорить реализацию их предсказания.

Очевидно, без опасения можно охарактеризовать эти  сложные отношения  как взаимодействие между наблюдателем и объектом наблюдения, между обществоведом и его данными, между магом и его фактами, которые непрерывно и постоянно меняются; именно в этом отличительная черта магии и других общественных наук. Я хотел бы отметить здесь то, что в последние годы некоторые физики говорили о своей науке в терминах, которые,  как  обнаруживается, дают  возможность  провести  более чем поразительные аналогии между физической Вселенной и миром мага. Во-первых, говорят, что их результаты включают принцип неопределенности или    отсутствия детерминизма. Я в моей следующей статье коснусь характера и пределов, то есть детерминизма, в магии и основы Книга Некрономикон в магической практики.

Независимо от того, коренится ли отсутствие детерминизма современной физики в характере самой Вселенной или является просто показателем нашего сегодняшнего дня, нашего несовершенного знания  (этот вопрос остается спорным), я буду сомневаться в возможностях нахождения существенных аналогий с нашей способностью делать исторические предсказания, подобные тем, которые несколько лет назад были сделаны по поводу попыток неких энтузиастов найти подтверждение действия свободной воли во Вселенной.    Во-вторых, нам говорят, что в современной физике расстояния и течение времени измеряются в зависимости от движения «наблюдателя».  В  современной физике все измерения  подчинены скрытым  изменениям   вследствие невозможности  установления постоянного взаимоотношения между «наблюдателем» и объектом   наблюдения.   Как   «наблюдатель»,  так   и   наблюдаемое — как субъект, так и объект, —  входят в конечный результат  наблюдения.  Но  пока  эти  характеристики  будут с минимальными  изменениями  применяться    к отношениям между магом  и объектом  его наблюдений, я не убежден, что суть этих взаимоотношений хоть в каком-то реальном смысле сравнима с природой отношений между физиком и его Вселенной. И хотя я в принципе склонен скорее преуменьшать, нежели преувеличивать различия, отличающие подход мага от подхода естествоиспытателя, нельзя разделаться с этими разногласиями, прибегая к несовершенным аналогиям.