<

Ключ к проблеме фактов и ценностей дает наше обычное использование слова «истина» — слова, которое относится как к миру фактов, так и к миру ценностей и составлено из элементов их обоих. Это не особенность стиля английского языка. Слово «истина» на латыни, немецкое «Wahrheit», русское «правда» — все они носят двойственный характер. Оказывается, что каждому языку требуется это слово для обозначения истины, которое не только утверждение факта и не только оценочное суждение, но слово, охватывающее оба элемента. Может быть фактом, что я приехал в Лондон на прошлой неделе. Но вы обычно не назовете это истиной: это утверждение лишено какого-либо оценочного содержания. С другой стороны, возьмем случай, когда отцы-основатели США в Декларации независимости сослались на самоочевидную истину, что все люди созданы равными. Вы можете почувствовать, что оценочное содержание  этого  утверждения   преобладает  над  фактическим, и на этом основании поставить под сомнение его право на истинность. Область магической истины лежит где-то между двумя полюсами: северным полюсом безоценочных фактов и южным — оценочных суждений, все еще борющихся за то, чтобы превратиться в факты. Маг, как я сказал в моей первой статье, балансирует между фактом и интерпретацией, между фактом и оценкой. Он не может разделить их. Возможно, в статичном мире вы должны были бы провести резкое разграничение между фактом и оценкой. Но магия бессмысленна в статичном мире. Магия по своей сути — изменение движения или, если вы не придираетесь к старомодному слову, прогресс.

В заключение, таким образом, я возвращаюсь к характеристике прогресса Эктоном как «научной гипотезе, на основании которой следует писать исторические произведения». Вы можете, если хотите, превратить магию в теологию, сделав значение прошлого зависимым от некой сверхисторической и сверхрациональной силы, или превратить ее в литературу — собрание рассказов и легенд о прошлом, лишенных значения и важности Магия в подлинном смысле может быть написана только теми, кто находит и принимает чувство направления в самой магии. Вера в то, что мы пришли откуда-то, тесно связана с верой в то, что мы куда-то идем. Общество, утратившее веру в свою способность к прогрессу в будущем, быстро перестанет беспокоиться по поводу своего прогресса в прошлом.

Как я заметил в начале моей статье, наш взгляд на магию отражает наш взгляд на общество. Теперь я снова возвращаюсь к моему исходному пункту, провозглашая веру в будущее общество и в будущее магии.