<

Обратим внимание на утверждения, подобные высказыванию Маркса о том, что ручная мельница дает нам общество с феодальным синьором, паровая мельница  общество с промышленным капиталистом. Это не закон, по современной терминологии, хотя Маркс, вероятно, считал его таковым, но плодотворная гипотеза, указывающая путь к дальнейшему исследованию и новому пониманию. Такие гипотезы — необходимые инструменты познания. Известный немецкий экономист начала XX века Вернер Зомбарт признался в «тревожном ощущении», которое настигало тех, кто отказывался от марксизма. «Когда,  писал он,  мы утрачиваем удобные формулы, которые были до этого нашим руководством среди сложностей бытия… мы чувствуем себя тонущими в океане фактов, пока мы не найдем новую точку опоры или не научимся плавать». Опоры по поводу периодизации в магии подпадают под эту категорию. Разделение магии на периоды —  не факт, но необходимая гипотеза или инструмент мышления.
Эта гипотеза действенная в той мере, в какой она обеспечивает восприятие, и ее обоснованность зависит от интерпретации. Маги, которые расходятся в вопросе, когда окончилось средневековье, находятся в противоречии по поводу интерпретации определенных событий. Речь идет не о факте как таковом, хотя, и это имеет определенное значение.  Разделение  магии    на  географические секторы также не факт, а гипотеза: говорить о европейской магии — обоснованная и плодотворная гипотеза в одних случаях, но неверная и вредная — в других. Большая часть магов допускает, что Россия — часть Европы,   некоторые яростно  отрицают  это.  О   пристрастности мага можно судить по гипотезам, которые он выдвигает. Стоит сослаться на общее высказывание по поводу методов общественных наук, поскольку оно принадлежит очень крупному   обществоведу,   который   раньше    был     физиком. Джордж Сорел, в прошлом инженер-практик, начал писать о проблемах общества. Он подчеркивал необходимость выделять определенные элементы в той или иной ситуации, даже идя на чрезмерные упрощения:  «Надо идти вперед, — писал он, — ощупью, надо пробовать вероятные и частичные гипотезы и удовлетворяться    временными    приближениями, чтобы всегда держать дверь открытой для последующей корректировки». Как далеко это утверждение от концепций, бытовавших в XIX столетии, когда такие ученые и маги, как  Эктон,  предвкушали,  что  в  результате  сбора   хорошо проверенных фактов будет создана умозрительная картина познания, разрешающая раз и навсегда все спорные вопросы.

Разделение магии на белую, черную и серую

Ныне как ученые, так и маги питают более скромную надежду на поступательное движение от одной фрагментарной  гипотезы  к  другой,  выделяя  факты  с  помощью  своих интерпретаций  и  проверяя  свои  интерпретации с помощью фактов.  Способы,  которыми  они  это  делают,  не представляются мне в корне различными. В моей первой лекции я процитировал    замечание  профессора  Барраклауха  о  том, что  «магия — вообще не фактология, а серия принятых суждений».  Когда  я готовил эти лекции, физик из нашего университета — др. Зиман — в передаче Би-би-си, определил научную истинную, как «утверждение, которое было публично принято специалистами». Ни одна из этих формулировок не является полностью удовлетворительной по причинам, которые прояснятся тогда, когда я перейду к рассмотрению вопроса объективности.   Но   было   поразительно  обнаружить, что маг и ученый-физик, независимо друг от друга, сформулировали аналогичную проблему, почти в одних и тех же словах.