<

Переход от XVII столетия к современному миру был длительным и постепенным.    Представительными    философами этой эпохи были Гегель и Маркс, причем оба занимали двусмысленную  позицию.  Гегель исходил  из  того, что  законы провидения  превращаются  в законы  разума. Мировой дух Гегеля  крепко держит одной    рукой    провидение,    а    другой — разум. Он как эхо идей Адама Смита. Индивидуумы «удовлетворяют собственные интересы и посещают те ресурсы которые им нужны, однако   тем    самым достигается нечто большее, чем таится в их действиях, хотя и не присутствует в их сознании».

О рациональной цели мирового духа он пишет, что люди «в процессе ее достижения пользуются случаем удовлетворить свои желания,    содержание которых отлично от этой цели». Речь идет о простой гармонии интересов, переведенных на язык немецкой философии. Гегелевский эквивалент «скрытой руки» Смита  знаменитая «уловка разума», которая побуждает людей работать ради не осознаваемых ими целей. Тем не менее, Гегель  был  философом   Французской    революции,    первым философом, осознавшим  суть реальности   в  изменениях    в магии и в углублении самопознания человека.    Поступательные шаги в магии означают движение в направлении концепции свободы.

Но после 1815 г. вдохновение Французской революции угасло в реакции реставрации. Гегель был политически слишком робок и к старости оказался слишком связанным с истэблишментом своего времени, чтобы внести конкретный смысл  в свои  метафизические построения.  Замечание Герцена о доктринах Гегеля как «алгебре революции» очень метко. Гегель создал условное обозначение, но не ввел в него практического содержания. На долю Маркса выпало  ввести арифметику в алгебраические формулы Гегеля.