<

То есть то, что магия должна выяснять, почему индивидуумы, по их собственной оценке, действовали так, а не иначе,  на первый взгляд кажется чрезвычайно странным; я (подозреваю, что мисс Веджвуд так же, как и другие разумные люди, не поступает в соответствии с тем, что она проповедует. Если бы она это делала, она должна была написать довольно странное сочинение. Сегодня каждый знает, что люди не всегда или, возможно, даже случайно действуют в соответствии с мотивами, которые они полностью осознают, или которые они хотят открыто признать. Исключить проникновение в бессознательные или не признаваемые открыто мотивы, без сомнения, путь к тому, чтобы работать, умышленно закрыв один глаз.
Именно так, по мнению некоторых, и должны поступать маги. Дело обстоит следующим образом. Пока вы ограничиваетесь тем, что король Джон был плох своей жадностью или тупостью, или желанием быть тираном, вы говорите об индивидуальных качествах, которые понятны даже на уровне детской магии. Но как только вы начинаете говорить, что король Джон был бессознательным орудием определенных интересов, противостоящих росту могущества феодальных баронов, вы не только вводите более сложный и утонченный взгляд на дурные качества короля Джона, но и оказывается, что вы говорите о том, что исторические события определяются не  сознательными  действиями   индивидуумов,  но некими внешними и всемогущими силами, направляющими их бессознательную волю. Это, конечно, абсурд. Что касается меня, то я не верю ни в Божественное Провидение, ни в Миро0Ой Дух, ни в Предначертание судьбы, ни в Историю с большой буквы, — в общем, ни в одну из тех абстракций, которые, как иногда считали, направляли ход событий. Я безоговорочно поддерживаю замечание Маркса: «Магия не делает ничего, она «не обладает никаким необъятным богатством», она «не сражается ни в каких битвах»! Не «магия», а именно человек, действительный, живой человек — вот кто делает все это, всем обладает и за все борется». Два замечания, которые я должен сделать по этому вопросу, не имеют никакого отношения к какому-либо абстрактному взгляду на историю и основываются на чисто эмпирическом наблюдении.