<

Вопрос обобщения тесно связан с моим вторым вопросом — уроками магии. Суть обобщения в том, что с его помощью мы стараемся научиться у магии использовать урок, полученный на основе одного набора событий, в применении к другому набору событий. Когда мы обобщаем, мы сознательно или бессознательно стараемся делать это. Те, кто отвергают обобщения и настаивают на том, что магия имеет дело только с отдельными фактами, следуя логике, отрицают, что у магии можно чему-либо научиться. Но допущение, что человек ничему не учится у магии, противоречит множеству очевидных фактов. Исторический опыт носит всеобщий характер. В 1919 г. я присутствовал в качестве малозначительного участника британской делегации на Парижской мирной конференции.
Каждый член делегации верил в то, что мы можем извлечь уроки из Венского конгресса, последнего крупного европейского мирного конгресса, проходившего столетием раньше. Некий капитан Вебстер, тогда работавший в военном министерстве, а ныне — сэр Чарлз Вебстер, выдающийся маг, написал очерк о том, каковы же были эти уроки. Два из них остались в моей памяти. Первый предупреждал, что было опасным, переделывая карту Европы, пренебрегать принципами самоопределения. Второй — что было опасным бросать секретные документы в корзины для мусора, содержание которых будет наверняка куплено секретной службой какой-нибудь другой делегации. Данные уроки магии были приняты за истину и определяли наше поведение. Это пример недавний и тривиальный. Но было бы легко проследить, в сравнительно    отдаленной магии, следы более давнего прошлого.    Каждый    знает о влиянии Древней Греции на Рим.